Персоналии

21.07.2018

Сергей Князев - генеральный директор компании по организации праздников

Если бы Вас попросили сделать классификацию праздников, которые устраивает фирма «Князевъ», какой критерий Вы бы выбрали: экономический (по ценам на Ваши услуги), социальный (по социальному статусу клиентов), креативный (по идеям)?

В общем, Вы все и перечислили. Например, креатив делится на три уровня. Первый - это такой осторожный, с вкраплениями игры. Такая программа в равных пропорциях делится на выступление артистов - причем артистов хорошего уровня, но не обязательно звезд, - и различные интерактивные игры. Второй уровень – это когда артистов очень мало. Когда участники вечеринки или корпоративного праздника по большей части сами себе артисты. Как правило, это уже костюмная программа. И третий уровень – это когда все участники программы знают заранее, что они в палате №6. И наша задача - с самого начала объяснить им, что они должны бесчинствовать, как и положено пациентам в этой палате…

Есть компании, которые очень осторожно заказывают креатив. Это те, кто совсем недавно стал устраивать корпоративные вечеринки. Предлагать им что-то уж совсем из ряда вон бессмысленно, потому что они боятся, что это будет чересчур, особенно тогда, когда приглашают на вечеринки каких-то особенно важных для себя людей, партнеров, дистрибьюторов из регионов. Иногда и VIP-класс требует, чтобы все было красиво, – если это что-то официальное, юбилей банка, например. Но тот же банк, если они какой-нибудь междусобойчик устраивают или, скажем, приглашают своих партнеров или клиентов, которым они хотят показать, что банк надежен, все прекрасно, дружите с нами и так далее, готов на креатив, причем по полной программе.
 
Правильно ли я поняла, что соревнования, кто из богатых людей, переодетых в бомжей, выпросит больше милостыни, тараканьи бега, бои без правил, бои девушек в желе или макаронах, которые предлагает Ваш сайт, – это и есть 3-й уровень? Причем экстремальные игры и креатив предлагаются для VIP-класса, более традиционные программы - это эконом-класс?

Совершенно верно. Впрочем, тараканьи бега – это то, что ушло в разряд эконом-класса. Мы три года их делаем, и тут уже ничего такого особенного и нет. Зато есть многое другое. Скажем, мы устраивали пейнтбол на вертолетах. В простой пейнтбол уже наигрались, а когда команды одна за другой поднимаются на маленьких вертолетах и расстреливают мишени – это уровень уже будь здоров.

Каковы порядки цен на ваши услуги? Самая дешевая и самая дорогая игра?

От пяти тысяч долларов… и  дальше нет пределов совершенству. Есть программы с бюджетом в триста тысяч евро, например. Есть и дороже. Но спектр наших услуг настолько широк, что любой клиент может себе что-нибудь подобрать. У нас есть наработки, которые три года назад были в категории VIP, – мы их обкатали, довели их экономику до той стадии, когда их можно проводить довольно дешево. И они стали доступны даже для категории первого класса. Зато за это время мы создали новые, которые опять в категории VIP.

Ваши клиенты – это, в основном, москвичи и иностранцы. А провинция играет?

Провинция, даже крупные города, сейчас запрашивает то, что мы прошли лет пять тому назад. Например, выступление звезд. Когда-то и здесь на корпоративе это считалось круто – о, звезд пригласили. Москва уже наелась звезд, а в провинции это в самом разгаре.

Каков социальный статус ваших клиентов?

Я бы сказал так: наш основной клиент – это прежде всего это бизнес-элита и политический истеблишмент. У нас много клиентов из депутатов Госдумы, руководителей крупных государственных структур, есть даже министры, есть люди из аппарата Президента…

Чиновникам тоже экстрим нужен?

Абсолютно точно. Про то, что мы творим в Барвихе, я никогда не смогу рассказать, и на сайте вы этого никогда не увидите. То, что там происходит, – это настоящий экстрим…

Он ближе к купеческому, разнузданному?
 
Нет, он ближе к интеллектуальному. Потому что народ там сейчас другой, в отличие от ельцинской администрации, которую я еще застал, - мы ведь тогда и начинали делать программы. Тогда больше были попойки - сейчас им нужно, чтобы был юмор, умный и тонкий. Например, была снежная зима, в Барвихе завалило все, все дорожки. Они пригласили меня: «Сережа, к нам в пятницу приезжают итальянцы, надо придумать такую игру, чтобы и они поучаствовали, и мы, и желательно, чтобы на свежем воздухе». Я ходил, ходил, думал, зашел на хоздвор и вдруг увидел две машины, которые по городу убирают, - чистенькие, покрашенные, не раздолбанные. Я спрашиваю, а чего они тут делают? – Да вот, дорожки чистят. Я устроил две команды: чиновники нашего аппарата, итальянская делегация, у каждого по машине…  Были там и столбы, и столкновения, но машина медленная, управляется легко. А парк там огромный. В общем, они все дорожки вычистили.

А ближе к купеческому экстриму - эти когда наши чиновники в гостях у наших бизнесменов бились. Я взял шесть машин «Ока»: три из них разрисовали в «хищников» и три -- в «домашние» машинки: кошечка, кролик и поросюшка. Расчистили в районе Серебряного бора на льду лужайку, и они там гоняли гонки на выживание. Задача была – выбить противника за круг. На хищниках сидели бизнесмены, а на домашних – чиновники. Бизнесмены оказались резвей, хотя чиновники сопротивлялись достойно.

Скажите, а есть такие фантазии, за реализацию которых вы никогда не возьметесь?

Существует моральный, этический аспект. Бывают заказчики, которые приходят и заказывают  нечто такое, от чего может пострадать достоинство каких-либо посторонних, третьих лиц. Вот это табу для нас. Например, один раз заказчики просили поиграть в помощников гинеколога. Я им сказал: увы, ребята, я не могу вам этого организовать по собственным моральным соображениям. И предложил альтернативный вариант – поработать помощниками массажиста. Для этого они должны были пройти специальный курс массажистов. Потом у женщины, пришедшей на массаж в дорогой салон, специалист спрашивал разрешения: «У меня есть помощники. Не возражаете, если они вам сделают массаж?» И если человек говорил «да», то они могли потрогать женское тело, получить от этого свой кайф. Но при этом достоинство человека не теряется, человек уходит в полной уверенности, что побывал в руках ассистента или стажера.

В западной индустрии существует традиционный жанр розыгрышей -- иногда злых, глупых, неэтичных. Заказывают ли розыгрыши вам?

Когда нас просят устроить какой-нибудь розыгрыш, мы сразу задаем массу вопросов относительно того, какого результата ждет клиент. Если вы хотите, чтобы мы напугали человека, - то это не к нам. Было у нас несколько обращений: к примеру, сделать захват фирмы, положить всех на пол, пострелять в потолок, разбить компьютеры, а потом объявить, что это была игра. Такие хамские вещи – это не наш профиль. Был случай, когда муж хотел подарить жене новый автомобиль и попросил, чтобы старый гаишники разбили у нее на глазах. Мы сделали это, хотя я до сих пор об этом жалею. В глазах женщины был застывший ужас, когда гаишники посреди белого дня на Садовом кольце ее остановили, чтоб проверить  документы: один проверяет, а двое других дубинками разбивают стекла ее машины. Потом тот, который проверяет документы, вдруг протягивает ключи от машины и говорит: «Вот ваша новая машинка», - и показывает на роскошный «Пежо». Но все равно, она видела, как разбивают ее машину. Конечно, стресс какой … Я тогда понял, что это не наша стезя.

Ваш офис находится на улице Гиляровского. Гиляровский очень ярко описал, как развлекались купцы (например, били стекла в ресторане «Яръ»). Есть ли запросы на организацию аналогичных развлечений?

Да, есть люди, которые любят так разнузданно веселиться. Программа «Палата №6» оттуда и пришла. Однажды мы предложили группе бизнесменов не просто отдохнуть, а разнести вдребезги ресторан (мы-то знали, что он потом закроется на капитальный ремонт и это будет последняя вечеринка в этом ресторане). Клиенты сначала осторожничали, а потом вошли во вкус и стали разносить вдребезги все, включая унитазы в туалете. Только аппаратуру музыкальную договорились бить в последнюю очередь – чтобы у нас была музыка. Бизнесмены, их жены, дочери с удовольствием принимали в этом участие… Так что наши купцы отдыхают так же, как и купцы, которых описывал Гиляровский. Все то же самое.
Еще Гиляровский описывал, как гулял по руслу Неглинки. Был вот недавно Боб Макфери. Мы его в Неглинку спустили и дошли с ним до Кремля, потом вернулись обратно.
Так что по Гиляровскому мы прошли уже все. Перешагнули и пошли дальше.

А на этой улице случайно оказались?

Это ирония судьбы. Мы сидим в здании, которое было построено в начале 20-го века. Самый большой публичный дом в России. А сейчас здесь, кроме нас, министерство кооперации России.

Есть такая концепция архаичного праздника, с которой вы наверняка знакомы: в период праздника люди выходили за рамки обыденных времени и пространства в сакральное измерение. В какое измерение выходят из обыденного времени ваши клиенты?

Мы выводим человека из обыденного, например, круга общения, мы выстреливаем его в то пространство, в тот круг, где он никогда быть не мог. Там нужно как-то себя вести, нужно как-то адекватно реагировать на то, что происходит вокруг. Все, конечно, ведут себя по-разному, но, в целом, находят в себе силы бороться с событиями и ситуациями, которые мы диктуем. Маленький пример: вот у человека день рождения. В восемь утра ему постучали в окно - а живет он на седьмом этаже элитного дома. Он штору отдергивает – а за окном все вице-президенты компании (мы в люльке их подняли), внизу оркестр играет. Так для него начался этот день. А дальше пошло-поехало. Он выезжает из дома в офис, где должен был поработать и отпраздновать, ожидая, что все его там будут поздравлять. Через некоторое время его перехватывают с мигалками, вытаскивают его и охрану, открывают багажник - а там пакет с героином. На него надевают наручники, везут в приемник, прессуют там. Потом извиняются, говорят, что у всех бывают проколы на работе, отдают документы, мобильник и отпускают. Он звонит секретарше, а она в истерике: "Где вы были? Вам надо срочно в Кремль, награду получать!" Везем его в Кремль, там он получает награду «Почетный строитель России». Потом он возвращается в офис, и там все, кто ему встретился за этот день, начиная с омоновцев, встречают его цветами…

Ваши программы – это все авторские идеи или существуют западные аналоги?

Все, что мы делаем, – без западных аналогов, хотя очень многое из того, что делается там, я пытаюсь изучать. В сентябре в Ницце мы делали мероприятие. Весь шоу-бизнес Лазурного берега на уши поставили. Программа, понятно, большей частью была сделана местными силами, но по нашему сценарию. У них глаза на лоб лезли. Такого они даже не представляли.

Почему русским клиентам нужно больше экзотики и экстремальных развлечений?

Просто, может быть, сама наша жизнь более экстремальная – люди и так привыкают к острым ощущениям. Когда они идут отдыхать, развлекаться, их обычным отдыхом не возьмешь – им обязательно нужно, чтобы был адреналин, состязание, нечто непредсказуемое…

Тогда объясните как специалист - почему здесь не приживаются традиции западного карнавала?

А они, на самом деле, и на Западе не очень… Хотя, например, копенгагенский карнавал мне нравится за то, что в нем участвуют огромные массы народу. Уж если надо лицо раскрасить -- так все раскрасят. И весь Копенгаген от мала до велика, включая королеву, выходит на улицу -- и на лице хоть что-то, да намазано. А у нас нет примера: у нас общество очень привыкло к субординации, и пока наверху галстук набок не сдвинут, то и все остальные будут ходить так же. Если бы хоть раз мэр не сидел на трибуне в День города, а надел маску или карнавальный костюм, тогда за ним все пошли бы. А на Западе уже давно есть эта культура, когда, включая короля и королеву, веселятся все. Премьер-министр садится в шутовском колпаке в кресло шута, его все называют шутом, и он не комплексует - потому что день такой, ему все высказывают всякие гадости, он на это тоже отвечает гадости, соответственно. Но у нас, увы, верхи боятся, кабы чего не вышло, - хотя все чуть поменялось с советских времен. Но все равно, все празднуется классически. Я смотрю День Города и понимаю, что это то же Первое Мая, что было раньше, то же Седьмое Ноября. Пафоса много, но скучно.

Институты Культуры ежегодно выпускают людей со специальностью «организатор зрелищных мероприятий». В чем разница между их и вашей деятельностью?

Рынок наш теперь называется не рынок праздника, а модным словом event (специальное событие). Event-рынок. Так вот, то, что сейчас диктует Event-рынок, - это совсем не то, что преподают в Институтах Культуры. Впрочем, и литературы нет, ни переводной, ни нашей. Поэтому я свою школу открыл, готовлю Event-менеджеров. А из Институтов Культуры ко мне часто приходят устраиваться на работу, с красными дипломами. Я вижу – умница, девочка или мальчик. И понимаю, что сейчас их выпускать на рынок невозможно – ни с тем языком, которым они пользуются, ни с теми методами, которыми они собираются развлекать людей, их просто никто никогда не купит. Вот в чем разница. Для Парка Культуры они годятся, да и то в малой степени. Скажем, когда День Города проходит, в Сокольниках, в Парке Горького, там массовики-затейники себя проявляют. Поэтому оно и неинтересно. Поэтому каждый год все одно и тоже. И москвичи на День города рвут подальше на дачи, а в город приезжает, в основном, Подмосковье. Потому что москвич привык, что вокруг драйв, адреналин, экзотика. И тот, кто предлагает прыгать на скакалочке за какие-то там призы,  - уже не актуален. Любой средний менеджер, если он хотя бы дважды побывал на какой-нибудь вечеринке, понимает, что веселиться так, как предлагают в Сокольниках, Парке Горького или в Коломенском, ему уже не интересно. Детей водят, а сами не участвуют. Мы проводили в Парке Горького праздник шоколада, раздали что-то около 1,5 тонн в качестве призов. Но был экстрим, чтобы заработать шоколадку, родителям и детям такие испытания пройти надо было, что до сих пор, наверное, вспоминают.

А Вам приходится брать в расчет российскую постсоветскую психологию - или в случае с вашими клиентами она уже не работает?

Работает, безусловно, и очень сильно. И именно в госструктурах прежде всего. Бизнесмены более свободны, но по-разному. Строительный и торговый бизнес более демократичны, подвижны, они быстрее впитывают. А есть и более консервативные круги. Вот, например, адвокатская контора какая-нибудь. У них все те же советские отношения сохранились. Постсоветский менталитет большей частью у банковских групп, финансовых структур. Очень интересно, когда работаешь с преподавательским составом университетов. Казалось бы, они должны быть более свободными… Ничего подобного. Если преподавательский состав старше 45 – это абсолютно советские представления.

А можно ли по тому, как люди празднуют, сделать срез современного российского  общества?

Если взять экономический или социальный аспекты – у нас есть расслоение. Такое же расслоение есть и с точки зрения веселья. Те, кто сейчас чаще бывает на Западе, тот самый торговый бизнес, или работают с иностранными партнерами, уже заражены вирусом всего нового, новых экономических отношений, новых отношений внутри коллектива, новой субординации, отношения с руководителями и т.д. Они этого хватанули, они идут впереди в своем бизнесе, и они веселятся по-другому. Те, кто вырвался вперед, у кого бизнес идет хорошо, отходят от русских традиций все дальше. И наоборот. Те, кто дальше от этого процесса интеграции в современный мир, остаются еще в постсоветском пространстве. Это посиделки, это свадьбы на кухне, вот такого уровня. Сейчас у тех, кто не очень удачно прожил Перестройку и последние 10 лет, появилась ностальгия по тому, что было раньше. И вот, пожалуйста, – у нас одна из самых популярных программ – советское ретро. Вот сейчас на Новый год сразу несколько компаний заказали. Свадьбы заказывают – казалось бы, семейный праздник – снова советское ретро. Кто бы знал, что это станет хитом. А его все чаще и чаще заказывают. И на семейные праздники, и на дни рождения, и на свадьбы, и на корпоративные праздники.

декабрь, 2005 г.

На фото - Сергей Князев, фото с сайта http://www.knyazev.ru/knjazev.php.

 Источник: polit.ru

Следующая персона

Dj Antonio - Dj Санкт-Петербурга